Молдова стремится к блокированию российских войск в Приднестровье

Весенняя эскалация конфликта в Донбассе, побудившая Россию стянуть войска к украинской границе, вызвала в экспертной среде разговоры об опасности размораживания территориальных конфликтах в других республиках бывшего СССР. Чаще других при этом упоминался Приднестровский конфликт. Возможно ли обострение в Приднестровье, какими задачами руководствуется Запад в Молдове и какой стратегии придерживается в отношении Тирасполя Кишинев, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал молдавский политолог, исполнительный директор молдавского филиала «Изборского клуба», член Экспертного совета Всемирного русского народного собора Владимир БУКАРСКИЙ.

— Г-н Букарский, как Вы оцениваете цели и задачи Запада в Республике Молдова и его фактор в молдавском перманентном политическом кризисе?

— Самая главная задача Запада — это вытеснение России из этого региона, это полный разрыв любых связей Молдовы с Россией и полное включение Молдовы в прозападный лагерь. в антироссийский «санитарный кордон». Потому что есть итоги президентских выборов 2016 года, когда Игорь Николаевич Додон на лозунгах евразийской интеграции, на лозунгах союза с Россией смог победить тут на президентских выборах.

Эти выборы показали, что Молдова является слабым звеном в антироссийской цепи.

Поэтому и сейчас Запад предпринимает все усилия для того, чтобы максимально разорвать любые связи Молдовы с Россией и включить ее, включить все общество в западный альянс.

— Насколько сейчас реален сценарий реинтеграции Приднестровья в состав Молдовы, мирного воссоединения двух берегов Днестра? Есть ли в молдавском обществе милитаристские настроения по отношению к Приднестровью, реваншистские?

— Реваншистские милитаристские настроения по отношению к Приднестровью есть. Они присутствовали всегда, начиная с военного конфликта в начале 1990-х годов. В первую очередь всеми милитаристскими реваншистскими настроениями заражено подавляющее большинство участников военных действий внутри Приднестровья.

Они убеждены, что победить и задавить Приднестровье им помешала Россия, и если убрать из региона российскую армию, то они вместе с Западом, вместе с США, вместе с НАТО легко могут разделаться с Приднестровьем.

Именно из их лагеря раздаются все эти милитаристские и реваншистские возгласы. В частности, привезти головы сепаратистов в центр Кишинева. Вот такие заявления тоже у нас звучат.

Что касается мирной реинтеграция Приднестровья — все понимают, что при нынешней власти, при нынешнем президенте, при нынешней элите и ее настроениях, мирного воссоединения Приднестровья с Молдовой не будет.

Такой сценарий просто невозможен при нынешнем Конституционном суде, который постановил, что так называемая Декларация независимости Молдовы, принятая в августе 1991 года, имеет преимущество над Конституцией Республики Молдова 1994 года, которая признает существование молдавского языка и наделяет его статусом государственного языка Республики Молдова.

Для понимания: Декларация августа 1991 года — это откровенно шовинистический, откровенно ксенофобский, откровенно русофобский документ, который был написан не в Кишиневе, а в Бухаресте, где все буквально пропитано ненавистью к России и стремлением объединиться с Румынией… И вот нынешний состав Конституционного суда, где, кстати, большинство членов имеют румынское гражданство, постановил, что эта Декларация важнее Конституции. Таким образом, на основании этой Декларации единственным государственным языком в Молдове признается румынский.

Еще раз повторю: с таким политическим классом с Приднестровьем объединяться ни у кого нет желания.

И стратегия нынешней кишиневской элиты — это медленное удушение Приднестровья в тандеме с Украиной. То есть блокирование экспортно-импортных потоков Приднестровья, блокирование группы российских войск, находящихся в Приднестровье, блокирование их ротации.

Всем понятно, что открыто говорить о военном подавлении Приднестровья нынешняя элита не будет, но экономическое удушение Приднестровья они предпринимают уже не один год.

— В российской экспертной среде существует такая гипотеза, что Западу сейчас выгодно размораживать горячие точки в приграничье России, чтобы играть на ее ослабление, сдерживание. Считаете ли Вы реальной угрозу того, что Запад и его агенты влияния в Молдове разморозят приднестровский конфликт?

— Такая опасность есть, но я бы сказал, что она лежит не в военном размораживании, хотя и военные провокации, безусловно, будут иметь место. Потому что уже президентские выборы 2020 года показали, что на границу в приграничные пункты можно отправить любые группы активистов, которые могут, в том числе физически, нападать на миротворцев и провоцировать их на какие-то ответные действия. Такие провокации будут, безусловно.

Но, на мой взгляд, главное, что Запад и его ставленники будут делать: они будут интернационализировать приднестровский конфликт, в том числе использовать трибуны ООН, использовать трибуны Совета Европы, трибуны Европарламента и прочие международные площадки, с тем чтобы обвинить Россию в оккупации части Молдавии.

И, я думаю, возможно, в ближайшее время мы услышим от лидеров США и Европы требования прекратить оккупацию не только Крыма и Донбасса, но и Приднестровья.

— Про Приднестровье знают все, а про Гагаузию не знает почти никто. В чем специфика этого региона и исходит ли от Гагаузии реальная угроза нового территориального конфликта в Молдове?

— Что касается Гагаузии, то это один из наиболее пророссийских регионов Молдовы. Гагаузы — это, собственно говоря, народ с особой ментальностью, это уникальный тюркоязычный православный народ.

Подавляющее большинство гагаузов, включая их лидера, башкана Гагаузии Ирину Влах, выступают за самый тесный союз Молдовы с Россией, за вхождение Молдовы в Евразийский экономический союз.

На президентских выборах за Игоря Додона голосовало 96% населения Гагаузии. С этим связана особая ненависть и неприязнь нынешней политической элиты Молдовы к Гагаузии, к гагаузскому народу и к его лидеру.

Но надо учесть, что в Гагаузии, во-первых, активен Евросоюз, который вкладывает определенные средства в различные инфраструктурные, гуманитарные проекты на территории Гагаузии. Ну и, во-вторых, кроме России гагаузы традиционно ориентированы к Турции.

И если возникнет противостояние между Россией и Турцией, то это противостояние затронет и Гагаузию.

И в этом случае есть опасения, что для гагаузов будет затруднительно выбрать ту или иную сторону в этом противостоянии. Потому что, скажем так, спросить у гагауза «Кого ты больше любишь: Россию или Турцию?» не лучше, чем спросить у ребенка, кого он больше любит: отца или мать?

Исходя из этого, я бы не хотел, чтобы между Россией и Турцией усугублялось какое-либо противостояние, потому что оно неизбежно скажется в том числе и на нашем регионе.

Кроме того, в настоящее время предпринимаются попытки религиозной экспансии Константинопольского патриархата на территории Гагаузии. В Константинополе специально для этой цели рукоположили священника Виктора Капущу с тем, чтобы он предпринимал определенные действия в духовной сфере на территории Гагаузии. Но я думаю, что в Константинопольском патриархате, зная Гагаузию, зная искреннюю любовь Гагаузии к России, поняли бесперспективность расшатывания религиозной ситуации в Гагаузии.

Я определенно могу сказать, что любые попытки навязывания Гагаузии идеологии румынизма, идеологии вхождения в состав Румынии категорически будут отвергнуты гагаузами вплоть до возникновения новой горячей точки уже на юге Молдовы.

И я думаю, что Запад будет действовать на территории Гагаузии, в том числе активно использовать турецкий фактор.

Александр Носович
https://www.rubaltic.ru

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о