Заметки на полях дагестанской трагедии

Заметки на полях дагестанской трагедии от Ивана Данилова

0. В теракте участвовало сколько нападавших? Вроде 6? Ну ладно, пусть с группами поддержки, техперсоналом и т. д., ну пусть будет 60 — такая МЕГА-ячейка.

Окей. Я не могу знать, какое количество жителей Дагестана участвует в СВО, но «на глаз», это 20 000 минимум. Они рискуют жизнью, некоторые её теряют.

Внимание, вопрос: кем надо быть, чтобы призывать делать какие-то обобщения или выводы по поведению 60, вместо того чтобы делать выводы и обобщения по поведению 20 000? Да, государственная политика должна купировать террористические проявления, но она должна одновременно исходить из того, что террористические проявления — это не норма, а как раз попытка бунта против хорошей нормальности, которая как раз и проявляется в тысячах дагестанцев, участвующих в СВО.

1. То, что террористы оказались детьми местной «аристократии второго эшелона» — это, на самом деле, признак того, что у наших оппонентов сложности.

Вдумайтесь: персонажи, которые интегрированы в местную элиту (дети элиты), которые состоят в политических партиях, которые могут двигаться вверх внутри местной (и потенциально не только местной) власти — это очень ценные кадры, которых одноразово использовать для такой единичной акции можно только в условиях, когда «отчитаться надо, а нищие закончились». Ну серьёзно, бегать с автоматом (один последний раз) — это обычно удел для самых нищих и отчаянных участников таких структур, а «принцы» нужны как раз для их крышевания, вербовки, финансирования, предоставления информации и т. д. А тут пожертвовали «принцами» — это или большая глупость, или явно проблемы с кадрами.

2. Про «государство ничего не делает с проблемой».

Напомню:
В 1999 в Дагестане шли полноценные боевые действия, а сам Путин в 2002 признавал, что ситуация была настолько серьёзной, что страна была в шаге от объявления мобилизации для того, чтобы справиться с проблемой.
За 25 лет (ничтожный срок по историческим меркам и ничтожный срок для преодоления настолько фундаментальной проблемы, при наличии масштабного сопротивления этому решению со стороны внешних компетентных и ОЧЕНЬ ресурсных акторов) мы дошли от «полноценные боевые действия» до по сути полицейских операций. Россия — это асфальтовый каток (со стразиками и смешными наклейками, так получилось) — если едет в правильном направлении, то доедет точно, просто ОЧЕНЬ медленно. И главные проблемы — это не те, кто стоят на пути у катка (им ничего не поможет), а те, кто прыгают на водителя с криками «дай порулить!».

P. S. Соболезную всем жертвам теракта. Желаю максимальных успехов тем, кто работает над предотвращением следующих.
Иван Данилов
https://t.me/crimsondigest

У Антонова спрашивают:

Антонов отвечает: Да очевидно же, что мусульман надо притеснять, а ислам запретить. Все люди нерусской национальности должны быть в стране на положении рабов, пораженные в правах по закону, как 85% некоренного населения ОАЭ. Если хорошенько их прижать, морально и физически, это очевидным образом сплотит граждан России, и никак не повлияет на появление новых террористов и распространение радикальных течений ислама.

А если и повлияет, то что с того? Нам вообще эти регионы не нужны, зачем они? Надо последовательно уменьшать территорию России, показательно ущемляя и унижая всех нерусских, пока не отвалится половина регионов. Откажемся на всякий случай от всех мусульман, включая Татарстан. Ненадежная у них какая-то религия.

Еврейскую Автономную Область тоже надо отделить. Чем они там в Газе занимаются, совсем охренели?

Еще предлагаю отдать обратно новые регионы. Там вообще страшное, там «хохлы»! Им доверия нет.

Еще бы я к башкирам присмотрелся. Какие-то они нерусские, недостаточно православные. Бороды не у всех.

Так и заживем припеваючи. Отличная стратегия.

Российских полицейских с фамилиями Хидирнабиев, Алиев, Гасанбеков, Гаджиалиев, Исмаилов, Магомедов, Казимагомедов, Алиев, Мамаев, Бутаев, Ибрагимов, Джаруллаев, Гебеков, Мезенцев и Атциев, погибших защищая православную церковь и две синагоги, совершенно не жалко, правильно вас понимаю? Что это за «нерусские» такие защищали наших сограждан и отбивали православный храм ценой своих жизней? Которых семьи больше не увидят? Почему они это делали?

Какие же вы идиоты, Господи. С такими вопросами. Какие идиоты.
https://t.me/auantonov

У Антонова спрашивают:

Антонов отвечает: А то, государство, ты думаешь, не в курсе, что надо что-то делать с ваххабизмом и миграционной политикой? Может, до этого терактов не было? Или, может, в Дагестане, Чечне, Ингушетии уже 30 лет к ряду не идет война с терроризмом? Может, ты об этом просто нихера не знаешь?

Оппоненты с любого конца света действуют стандартными методами. Находят недовольных, которые есть всегда. Помогают им снабжением, разведданными, связью, финансированием. В меру своих возможностей. Рассказывают им сказки о перспективах. Так делают абсолютно все спецслужбы мира. Американские, британские, российские, и — террористические организации в том числе.

Всё это делается для того, чтобы заставить нервничать, тратить ресурсы, посеять страх среди граждан. Выпить побольше крови.

Наличие противоречий внутри любого государства естественным образом обусловлено человеческой природой. Людей много, они все разные. Люди конкурируют, они недовольны друг другом по определению (это люди). Задача оппонентов посеять недовольство и вражду внутри нашего общества. Наша задача — обратная. Самим сплотиться, а врагам навешать оплеух.

Лично твоя задача тут будет хотя бы не мешать. Если уж помочь ничем не можешь. А будешь сильно мешать, надеюсь, у государства найдутся силы и на тебя, интернетного дурака.

Обожаю фантастические предложения по борьбе с ваххабизмом от гражданских из Омска или Твери. Что делать-то надо?

Переписать всех «слишком религиозных» мусульман? Выделить группы риска? Мониторить их активность? Отрабатывать злодеев, когда материала подкопится? Всё это делается. Оперативная и агентурная работа это процесс. Террористы умело скрываются, их ловят, появляются новые. И процесс не имеет конца. И оппоненты у нас серьезные. У них, например, почти бесконечное количество долларов.

Запретить «слишком исламские» высказывания в инстаграме? А как, если они не нарушают законы РФ? Есть закон, нельзя никого хватать и сажать мимо закона. Потому, что завтра без причины сядешь ты. Запретить свободное вероисповедание? Или что? Может нет таких служб, которые градус высказываний оценивают и отрабатывают их круглосуточно? Я вас умоляю.

Далее. Как выявлять скрытые ячейки террористов? Представим на секунду, что ты оперативный офицер ГУР, ЦРУ или ИГИЛ. Как бы ты создавал террористическую ячейку? Старался ли бы ты, чтобы её до поры до времени не заметили? Чтобы террористы вели себя абсолютно обычно? Или флаг ИГИЛ бы с балкона вывесил? Как думаешь, насколько легко их вычислить?

Может, невозможно оружие провезти? Через границу такой протяженности? Может, из миллионов человек не найдется хотя бы один пидарас, который купит на свой охотничий билет длинноствол, который не сложно переделать под автомат, и не продаст террористам задорого и не свалит отдыхать на море? Найдется, обязательно найдется. И их регулярно находят и ловят.

Что делать-то? Давайте, подсказывайте, умники.

Государство решает сложную задачу. Нельзя ссориться с мусульманами и отвергать ислам, потому что без мусульман мы террористов точно не победим. Террористы пытаются разозлить граждан, заставить их ненавидеть всех мусульман в целом из-за 0.01% пидарасов-террористов. Помогать им в этом точно не стоит.
https://t.me/auantonov