Планы на Крым. Зачем Британия и Турция помогают Украине

Усиление России в Черноморском регионе после воссоединения с Крымом сильно беспокоит НАТО. Британия с Турцией на этом направлении действуют через Украину: Лондон финансирует проекты по «реинтеграции» полуострова, Анкара поддерживает киевскую «Крымскую платформу».

Общие враги

«Между Турцией, Великобританией и Украиной возникает неформальный трехсторонний альянс, и направлен он против России и ее влияния в Черном море. Страны стремятся ввести собственную структуру безопасности в регионе на своих условиях», — пришли к выводу журналисты одного из ведущих греческих и кипрских информационных изданий Greek City Times.

Треугольник формировался постепенно. Вначале появилась ось Лондон — Анкара. Обе страны рассорились с Брюсселем: Лондон — из-за Brexit, а Анкара — из-за критики в адрес президента Реджепа Эрдогана. После развода Соединенного Королевства с Евросоюзом Турция осталась лояльной Лондону. Процесс длился не один год, и Эрдоган заверял: «Соединенное Королевство — наш ценный и надежный стратегический партнер. Турция продолжит эффективное и всестороннее сотрудничество с Великобританией и после Brexit».

В Анкаре благодарны за то, что Великобритания всегда выступала за интеграцию Турции в разные западные структуры и, в отличие от других союзников по НАТО, не критиковала политику Эрдогана. Так было и во время военной кампании в Сирии, и в ходе активного вмешательства Анкары в ливийские дела.

Летом МИ-6 возглавил бывший посол Британии в Турции Ричард Мур. Работать в Анкаре он начал в 2014-м. Отчасти благодаря тому, что свободно владеет турецким, он быстро добился признания в местных дипломатических кругах и даже считался другом Эрдогана. Через два года турецкие военные предприняли попытку госпереворота. Мятеж подавили, власти разбирались с критиками и оппозицией.

В стране быстро провели референдум о внесении поправок в конституцию. Идею Эрдогана поддержало чуть больше половины избирателей. Турция стала президентской республикой, и глава государства получил расширенные полномочия.

В Евросоюзе путч осудили, но ожидаемой помощи не оказали. «Государства, которые заботятся о судьбе мятежников больше, чем о турецкой демократии, не могут быть друзьями Анкары», — упрекал Эрдоган западные страны.

Великобритания поступила иначе. Лондон не только распек мятежников, но и отправил в Турцию с визитом главу внешнеполитического ведомства — им тогда был Борис Джонсон. Политик хвастался семейными связями: его прадед по отцовской линии Али Кемаль был министром внутренних дел Османской империи.

Говорили, что таким вниманием со стороны Лондона Турция обязана в первую очередь Ричарду Муру. К слову, у него непростые отношения с Россией, где он жил некоторое время в детстве вместе с отцом-дипломатом. «Мои первые воспоминания — из России», — писал Мур как-то в Twitter.

Но сантименты не мешают ему довольно жестко критиковать Москву. «Россия сейчас объективно в упадке как с экономической, так и с демографической точки зрения,» — заявил он в одном из недавних интервью.

В декабре Лондон и Анкара заключили соглашение о свободной торговле, которое вступило в силу 1 января. После выхода из Евросоюза это было необходимо. Пережив Brexit, Лондон стал создавать собственную систему альянсов, где Анкаре отвели одну из основных ролей. «Турция — ключевой элемент НАТО, а также наш союзник и друг», — написал в Twitter глава Министерства иностранных дел Доминик Рааб.

Реинтеграция по-украински

Примерно такими же словами прошлой осенью Рааб приветствовал украинского президента: «Добро пожаловать в Лондон, президент Владимир Зеленский! Украина — ключевой союзник Великобритании».

«Ключевой союзник» встречался с премьер-министром Борисом Джонсоном и британскими инвесторами. За закрытыми дверями прошли переговоры с главой разведки Ричардом Муром. Стороны пытались тщательно скрыть эту информацию, но в прессу она все равно просочилась. Тогда в Киеве подтвердили: беседа была, большинство вопросов касались «помощи и защиты суверенитета и территориальной целостности» Украины.

Зеленский рассказывал о грядущем подписании «важного стратегического документа» о развитии Военно-морского флота на Украине, меморандуме на сумму 1,25 миллиарда фунтов (около 130 миллиардов рублей). Военное сотрудничество, судя по всему, флотом не ограничится. Украинские политики намекали на размещение британской базы в Николаевской области.

Вскоре на сайте правительства Соединенного Королевства появилось сообщение, что посольство Британии на Украине готово выделить десять тысяч фунтов (в пределах миллиона рублей) на проекты по «реинтеграции» полуострова Крым в состав Украины. Программа называется «Открытое будущее». Работать планируют через общественные организации при помощи госорганов.

Главная цель — освещать нарушения прав человека в Крыму и на неподконтрольных Киеву территориях на востоке Украины, привлекать крымских татар, поощряя их правозащитную и политическую деятельность.

При этом отношения Лондона и Киева нельзя назвать равноценными, считает Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ. Британия рассматривает Украину как тактического, а не стратегического партнера против России.

«С экономической точки зрения Киев ничего не значит для Лондона. Британия получает дополнительные инструменты давления на Москву и новую оборонную стратегию, которая носит откровенно антироссийский характер, обосновывает конфликтом на Украине. Все встречи между представителями британских и украинских властей связаны с действием разведок. Украинская сторона может предоставить британской разведданные, и она же понесет ответственность, если они будут некорректны», — говорит политолог. И добавляет, что Brexit предоставил Британии возможность вернуться к собственным глобальным интересам, от которых она отказывалась во время членства в ЕС.

Казаки с османами

Пробыв в октябре несколько дней в Лондоне, Зеленский полетел в Стамбул — на встречу с турецким лидером. И объявил о создании «Крымской платформы» — международного форума, который должен помочь Киеву вернуть Крым. Турецкие власти затею поддержали. Первый саммит запланировали на 24 августа, в День независимости Украины.

После воссоединения Крыма с Россией Турция поддержала Украину. На разных площадках турецкие власти заявляют, что «никогда не признают аннексию Крыма». «Мы одинаково решительно защищаем территориальную целостность Украины и суверенитет Турции. Мы еще раз подтвердили наше принципиальное решение не признавать аннексию Крыма», — высказывался весной Эрдоган.

Десятого апреля Зеленский вновь прилетал в Стамбул. Турецкий лидер пообещал Киеву помощь в присоединении к НАТО. Впрочем, украинские военные и так проходят подготовку в учебных центрах Турции: в сентябре 2019 года Минобороны Украины сообщало, что 50 военнослужащих из состава ВВС страны получили соответствующие разрешения на применение турецкого беспилотника Bayraktar TB2. А в конце 2021-го украинские моряки примут участие в учениях Военно-морских сил Турции Dogu Akdeniz в западной части Средиземного моря.

На переговорах Зеленский и Эрдоган также обсудили строительство кораблей класса «корвет», совместное производство транспортных самолетов Ан-178 и поставку беспилотников Bayraktar. «Мы видим, что это действительно гордость турецкого ВПК. Это именно тот вид вооружений, который способен кардинально изменить ситуацию на поле боя. Турция демонстрирует серьезные успехи, и мы покупаем эту продукцию», — не жалел похвал Зеленский в интервью одному из турецких изданий.

Внимание Турции к Украине не ограничивается вооружением. Встречное движение идет и в гуманитарной сфере: в Киеве на турецкие деньги намерены строить мечеть, а в Одессе с помощью турецких же денег (присоединились и грузины) сняли фильм «Последняя крепость: Хаджибей» о том, как казак Андрей передает в Стамбул важную информацию, чтобы бороться против «российских оккупантов». События разворачиваются во время Русско-турецкой войны 1787-92 годов, когда русские вытесняли османскую армию с северо-западного побережья Черного моря.

«Украина занимает одно из приоритетных направлений в политике Турции. В республике большая диаспора крымских татар. Турецкий электорат активно выступает за то, чтобы Крым вернули в состав Украины, хотя для этого нет никаких предпосылок», — отмечает директор Центра изучения современной Турции Амур Гаджиев.

Российская угроза

Протурецкие некоммерческие организации создавали в Крыму еще с девяностых. Тогда, после распада Советского Союза, Анкара и Киев впервые начали обсуждать «российскую угрозу на Черном море». При этом, развивая более тесные двусторонние отношения с Киевом, Турция избегает напряженности в отношениях с Москвой.

Что касается Британии, она всегда старалась вбить клин между Россией и Турцией и столкнуть их в Черном море, считает Владимир Аватков, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН имени Е. М. Примакова. «Политика Лондона и всего англосаксонского мира, направленная на формирование дуги нестабильности от Северной Африки через весь Ближний Восток к Центральной Азии и Южному Кавказу, продолжается и сегодня. Именно на это направлены усилия Лондона по выстраиванию контактов Анкары с Украиной. К тому же Британия делает все для того, чтобы оторвать Турцию от России».

Такой план давления приписывают классической британской политической школе. Начиная с XIX века этот подход считали одним из главных инструментов внешней политики Англии. Ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Виктор Надеин-Раевский уверен — при помощи неофициального союза против Москвы Британия пытается возродить былую империю. «Но это мало что дает, — объясняет он. — И страна уже не та, и прежних финансовых возможностей у нее нет. Зато есть желание получить что-либо за счет более слабых государств. Турция тут как нельзя кстати».

Эксперт уверен, что формирование союза при участии Анкары, Лондона и Киева отвечает и турецким интересам — попыткам максимально расширить влияние. Хотя они, как и в случае с Британией, обречены на провал.

Ксения Мельникова
РИА Новости

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о