Ультиматум Путина предотвратил войну в Донбассе

Хотя Украина, по словам ее лидеров, «не приемлет шантаж и агрессивные действия России», она, как выясняется, очень даже хорошо понимает язык ультиматумов. Именно такой вывод во всяком случае можно сделать, исходя из реакции киевских начальников на заявление заместителя руководителя кремлевской администрации Дмитрия Козака о том, что Москва не намерена бросать на произвол судьбы граждан РФ в мятежных республиках Донбасса.

Заголовок текстовой версии интервью главнокомандующего вооруженных сил Украины Руслана Хомчака супруге Дмитрия Гордона и по совместительству главному редактору сайта Алесе Бацман 30 марта 2021 года ( до демарша Козака): «Готовы ли мы сегодня идти в наступление? Готовы!» Тот же самый Руслан Хомчак 9 апреля 2021 года (после демарша Козака): «Освобождение временно оккупированных территорий силовым путем неизбежно приведет к гибели большого количества мирных жителей и потерям среди военнослужащих, что неприемлемо для Украины». Одновременно риторика поменялась и у Владимира Зеленского. Процесс отказа президента Украины от имиджа «голубя мира» внезапно застопорился. Вместо бряцания оружием Зеленский вдруг начал рассуждать в социальных сетях о необходимости восстановления перемирия в Донбассе.

Что заставило официальный Киев совершить столь стремительный политический пируэт. Известно что: выдержанное в подчеркнуто мягких и неагрессивных тонах заявление Дмитрия Козака о том, что Россия будет защищать своих граждан в Донбассе. Незадолго до своего превращения в президента США тогдашний губернатор штата Нью-Йорк Теодор Рузвельт написал в письме другу в 1900 году: « Мне всегда нравилась западноафриканская поговорка: «Говори мягко, но держи в руках большую дубинку и ты далеко пойдешь!» У украинских лидеров, похоже, все-таки все в порядке со «зрением»: они смогли рассмотреть «большую дубинку», которая незримо присутствовала в руках главного российского переговорщика с Киевом в момент, когда он делал это заявление.

В переводе с «политического языка» на общепонятный слова кремлевского чиновника означают следующее: если армия Украины атакует Донбасс, ей придется иметь дело не с «местным ополчением», как согласно официальной версии, это было во время предыдущего раунда боевых действий, а с вооруженными силами России. Такая форма отправки сигнала  в Киев была призвана одновременно решить сразу две задачи.

С одной стороны, Зеленскому и К была предоставлена возможность сохранить лицо и сделать вид, что он не испугался ультиматума Москвы, а сам изначально не собирался пробовать Донбасс на прочность. С другой стороны, использованная Козаком формулировка не оставляет возможности для ее двойного толкования. Кремль прочертил красную линию, заход Киева за которую означает открытый переход конфликта между двумя странами в стадию прямого военного противостояния. Поняв все это, Зеленский воспользовался предложенным ему способом сдать полный назад. Воинственный настрой президента Украины оказался блефом. Москва решила сыграть ва-банк и не проиграла. Уровень нервного напряжения в последние дни был настолько мощным, что после реакции Киева на заявление Козака я ощутил, что с моих плеч словно исчез тяжелый груз — правда, не полностью.

Комментируя ситуацию в Донбассе в социальных сетях, известный российский публицист Петр Романов нашел очень точные слова: «Даже самый умный эксперт исходит в своем анализе исключительно из здравого смысла. Почему же это беда? Да потому, что аналитик приписывает здравый смысл еще и тем, кто в конфликте участвует. Между тем, это далеко не так. Не все политики, вовлеченные в острый конфликт, действуют, исходя из трезвого просчета ситуации. И здесь, понятно, возможна ошибка, но, что еще хуже, над расчетом часто преобладают эмоции. И вот каким образом эти «страсти-мордасти» отразятся на реальных шагах? Где и в какой момент у особи, перегревшейся у идеологического или националистического камина, не сработает тормоза? Какой леший это просчитает?»

Если такой «леший» бродит где-нибудь в близлежащих лесах, я бы очень хотел с ним познакомиться. Самому просчитать, в какой момент у Зеленского «не сработают тормоза», у меня не получается. И, наверное, не получится. В ситуации наличествует дополнительный усложняющий все фактор в виде подстрекательской позиции Запада. Повторяю как мантру: мы не знаем, что американцы и европейцы говорят лидерам Украины в конфиденциальных разговорах. Но суть западной публичной риторики умещается в одной краткой фразе: « во всем виновата Россия». На конструкцию «политической тормозной системы» Киева это действует как кислота, медленно, но верно разъедающая все вокруг.

Возможно поэтому, что соскальзывание Донбасса в пламя нового полномасштабного военного конфликта только приостановлено, а не остановлено. И тогда мало не покажется никому. Особенность ультиматумов состоит в том, что, если они не принимаются, угрозы необходимо исполнять. Устами Дмитрия Козака Россия сказала свое «веское слово». «Расфиксировать обратно» новые политические реалии уже нельзя.

Михаил Ростовский
https://www.mk.ru

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о